Татьяна Авилова (a_tanj) wrote,
Татьяна Авилова
a_tanj

Category:

Мои экспедиции. Памир

   Что-то давно я не вспоминала про свои экспедиции.
Душа покоя просит, простора, красоты и первозданности.
Памир. Мои самые первые годы работы в ИФЗ.
Романтика полными горстями.

Мои друзья качали головами и даже не скрывали свою зависть, когда на вопрос, что я делаю в памирской экспедиции, я отвечала, что измеряю скорость наезда Памира на Тянь-Шань. А для этого на вертолете кочую с одной вершины на другую то на Памире, то на Тянь-Шане.
И никакой пользы народному хозяйству! Это особый смак в то время! Получаем гроши, зато темы и планы составляем сами, - никто не указ - головной академический институт!- и сами же определяем экспедиционные объекты.

Памир - крыша мира (в переводе с фарси)
Полдня на самолете, с пересадкой на местную линию в Душанбе, и ты выходить в Гарме, на высоте полутора тыс. над морем, зеленые горы, снежники, бурная речка Сурхоб и прозрачный легкий воздух.
Жизнь сразу, с полного разбега затормаживается и обретает вкус и запах, и его тягучесть под чинарой в чайхане маленького аэродрома уже не раздражает, а радует. Москва покрывается пленкой небытия, начинается прекрасная, размеренная жизнь, на несколько месяцев.
Жаль, сохранилось мало фотографий, есть черно-белые, но это не так интересно. Поэтому я кое-что набрала из сети, м.б. и не с точным соответствием места, но очень похожими.

Наша поляна, почти дом родной. На ней заброшенный абрикосовый сад и тутовые деревья.



Спали, как правило, на раскладушках под открытым небом.
    Незабываемое: просыпаюсь оттого, что на меня упал абрикос. А в ногах на краю раскладушки сидит удод и внимательно меня разглядывает.
Райское место и птицы там летают райские - синегалки
   

Боковая стенка (вид с поляны)


А за нашей спиной до самого неба стоял хребет Петра Великого. Хребет нешуточный, именно на нем обретаются памирские семитысячники. Долгое время я мечтала перелететь через него и увидеть, а что там дальше...

И однажды, сопровождая борт из Душанбе на нашу поляну (я, как нач. экспедиции, постоянно торчала в душанбинском авиаотряде, где подолгу ожидала наш вертолет, чтобы зафрахтовать его), уже в воздухе я получила от ребят предложение на выбор - завезти меня домой или вместе с ними закинуть сначала почту в далекий алайский аул. Вы ж понимаете!!
С замиранием сердца я ждала, когда наш вертолет наберет высоту для перевала, вот в облаке мы перевалили через снежник и .... передо мной раскинулось бескрайнее волнистое плоскогорье, а на горизонте виднелась следующая снежная гряда.


Через эту стенку перелетели

Как говорил Станислав Лец "На свете ничто не пропадает кроме исполнившихся желаний"...
Кстати, вертолет у нас забирали в ходе работы для так наз. санрейсов постоянно.
Вот так и наши ребята летали для спасения то одних, то других альпинистов, попавших в безвыходное положение.

И наконец, они взяли отпуск и поселились на нашей поляне вместе со своей железной стрекозой. Вот тут-то для нас и началась настоящая работа, а для них - отдых.
Обычно они устраивали такой финт: мы загружались в вертолет, машину разгоняли до края поляны, не раскручивая лопастей и... падали вниз, благо там можно было упасть вертикально. В падении пропеллер раскручивался, мы отпускали дыхание, и рейс начинался.


Мы за работой

Это я с шефом




   Однажды, на оставшиеся от заказанных полетные часы мы вместе полетели на высокогорную речку и озеро за форелью.
В не очень глубоком озерке между темнозелеными водорослями стояли. не шевелясь, темные с крапинами рыбины. Казалось, бери руками, но в озере была вода +4, и долго в таких условиях рыбачить стремно.
У команды и нач. сейсмостанции, которого мы взяли с собой, было все необходимое снаряжение, и через полдня у нас были огромные связки рыбы и еще бочонок.
Сползающий язык ледника Дидаль на северном склоне хребта Петра Первого, разбитого во время подвижки. Наш экипаж предложил показать нам его на обратном пути с одного маршрута.

Когда много позже я прочитала строки из книги Иова: "Входил ли ты в хранилища снега и видел ли сокровищницы града?", я сразу представила этот смятый излом голубого льда, толщиной в несколько сотен метров.
Мы летели близко к его поверхности и, как и он, спустились в долину. Только он сползал медленно, но верно, сея разрушение от отломанных кусков льда, вызывавших селевые потоки воды и грязи. Такие сели могут в мгновение ока смыть деревню на своем пути. А мы слетели вниз буквально за считанные минуты, перепад был огромный, после этого я несколько дней плохо слышала.

Синее озеро в долине р. Обихингоу.




   На этих скалах мы видели стадо вот таких красавцев, каждый раз удивлялись, как им удается туда не просто забраться, а и разгуливать по этой круче.

Каменный цветок, там же




Куда-то мы забирались и пешком. Смотрю сейчас и дивлюсь легкомыслию: вот этот милый квазипапоротник, как и на фото с ирисами в руках и с вертолетом, то, что при соприкосновении дает ожег первой степени.



А где-то выше по склону, в снегах, водится красавец снежный барс.
Ну, очень хотелось его увидеть, хотя такая встреча ничем хорошим закончиться не могла бы.

И именно здесь родилась легенда о йети - Снежном человеке.
   


продолжение следует

Tags: Памир, экспедиции
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 102 comments