Татьяна Авилова (a_tanj) wrote,
Татьяна Авилова
a_tanj

Categories:

Архивное. Крымская практика с детьми 1995г.

   Выполняю давно обещанное - рассказать о крымской практике 1995 года домашнего по своей сути лицея, в котором несколько лет учился мой Лешка, и в котором по очереди - то моему мужу, то мне (после его совершенно безответственного отъезда в экспедицию) пришлось преподавать античную историю.

Учеба в тот памятный год заканчивалась спец-крымским месячным курсом по географии, истории и биологии. Географией и биологией занимались на п-ве Казантип, историей - на раскопках античного города Нимфея под Керчью.

Казантип - блюдце с краями в виде беспорядочно сходящих в море каменных складок и образующих цепь непохожих одна на другую бухточек, по своему происхождению является коралловым рифом.
   










И при всей живописности его береговой линии, жить там можно сильно условно, т.к. на п-ове нет источников воды.
В тот год мы были единственными жителями п-ва, еще не объявленного заповедником.




А за водой мальчишки каждый день отправлялись за несколько км на материк. Там же был и ближайший магазин. Иногда хозяйственную услугу нам оказывал поехавший с нами друг лицея - настоящий спортсмен-марафонец, который, чтобы не потерять спортивной формы, каждый день обегал по периметру полуостров, а заодно забегал и за покупками.
Ему же принадлежит идея Олимпийских состязаний. Олимпийцы в момент открытия игр смотрятся, скажем так, не слишком по-олимпийски, но по мере втягивания в многоборье они приобретали все более спортивный вид.




Зачет по географии заключался в составлении плана бухты, каждому своей, присвоении ей названия и описания ее. Лешке, чей д.р. пришелся на зачетную сессию, подарили развернутый отчет - план береговой линии, нанесенный на пенку-коврик, который хранится в кладовке по сей день.


Своим ходом шли биологические занятия. Встреча с ловцом змей. Это желтопузики, которые на самом деле не змеи, а из семейства безногих ящериц.


Еще несколько фото с Казантипа, который мы посетили два года назад уже в другой компании.






Одна из бухт у нас называлась Гипсовой. И через 13 лет там не иссякли запасы потенциальных сувениров.


Надо сказать, что Алена, которая тоже была с нами, здесь впервые увидела море, и т.к. она тогда была еще не говорящим ребенком, я могла только догадываться, что происходит с ее душой, когда по несколько раз на дню потеряв ее, обнаруживала неподвижно сидящей на высокой скале и созерцающей безбрежную стихию воды и неба.


Исчерпав программу на Казантипе и написав напоследок придуманную каждым участником историю его названия, мы с сожалением покинули это вольное место и перебрались под Керчь. Взяв разрешение у местных археологов, поселились в самом античном городе Нимфее.




Здесь наших учеников ждала напряженная интеллектуальная работа по усвоению истории Древней Греции, которая хорошо ложилась при мысленном достраивании городских реалий на этом месте. Обследовав всю территорию раскопок, мы нарисовали предполагаемый план города и представили его кипучую жизнь. Сохранились остовы храмов, городских зданий, лестниц процессий.


Потом мы пригласили Керченского археолога, который рассказал, как на самом деле был устроен этот город и историю его раскопа. Я до сих пор как наяву вижу картину крымского побережья, где практически каждый мыс был обжит греческой диаспорой, и с кораблей, приближающихся к берегам Боспора, были видны белоснежные храмы и сбегающие от них к бухтам утопающие в зелени городские улицы.


И тут я обнаружила, что при всей явной захваченности ребят античностью, греческая терминология, начиная с политической и кончая названиями разнообразных сосудов, совершенно не задерживается в их головах. Рискуя навлечь на себя праведный гнев педагогов, я сейчас озвучу метод, варварский, но верный - знание терминологии было введено, как пропуск на получение миски с едой! Мальчишки не долго сопротивлялись "лагерным" методам, т.к. это в первый же день превратилось в игру: не ответивший на вопрос, мог узнать правильное название у кого угодно, но встать в конец очереди. Буквально через пару дней мы запросто расширили греческий лексикон до приличных размеров.


Стенки раскопа, уже давно оставленные археологами, были полны античной керамики, среди которой встречались не только фрагменты грубых амфор, черепиц и частей водопровода, но и тонкие сосуды, как черно, так и краснофигурной керамики. Раскоп нам был запрещен, но того, что торчало из стен и валялось под ногами, было достаточно, чтобы каждому участнику составить свою весьма представительную коллекцию. В зачет входило изображение и описание сосуда по выбранному из коллекции ученика черепку.


Обычно в школах античная история "проходится" в 5 классе, и от нее, если потом ребенок сам не заинтересуется ее, в голове ничего не остается. Мы решили античность подвинуть на 7 класс, и уже после школы мне Лешка говорил, что при встрече с этой самой античностью, в нем рождалось ощущение воспоминания причастности к этой культуре. Естественно, курс не ограничивался описанной практикой, а включал в себя и литературу и саму историю в течение года, и все же, я надеюсь, что именно то проживание имело шанс запасть в память.

В ту же историческую копилку вошел, конечно, и Пантикапей - столица Боспорского царства, основанный выходцами из Милета в конце VII века до н. э., ныне г.Керчь, и его музей античности.   



   Отдельное переживание от прикосновения уже к христианской истории, - это храм Иоанна Предтечи, предположительно 8-10 века постройки. Во время тотального разрушения города во время Второй мировой войны это единственное уцелевшее в городе здание.
Один эпизод, который я где-то уже упоминала, но не смогла найти. Мы оказались в этом храме на Вознесение, и после службы настоятель просил людей снова собраться к 5 часам на молебен о дожде по просьбе жителей южных районов, страдающих от засухи. Мы как раз стояли лагерем к югу от города, и возвращаться в него не входило в наши планы. Но в соответствующее время небо вдруг покрылось черными тучами - и хлынул ужасающий ливень! Он шел и шел несколько часов. Земля была напоена. Дети сидели в палатках, вздрагивали от раскатов грома и повторяли: силен, батюшка! А мы, старшие, отвечали : силен Бог!

А когда мы наконец-то смогли вылезти наружу, то увидели массовый исход улиток - они ползали повсюду - по нашим палаткам, зелени, дорожкам - их везде было немыслимое количество!


И еще одно небольшое зрительное воспоминание (из экспедиционной жизни) - тысячи местных улиток после дождя прогуливаются по боковинам величественной лестницы на г.Митридат.

Tags: Крым, церковная жизнь с детьми
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 78 comments