Татьяна Авилова (a_tanj) wrote,
Татьяна Авилова
a_tanj

Category:

Латвия, лагерь воскресной школы

   Историю летних лагерей для детей Содружества малых братств можно начать с лета 1991 года, – тогда общины составляли еще не братства, а приход храма Сретения Владимирской иконы Божией Матери на Лубянке, а позже – хр. Успения в Печатниках.


Первый лагерь проходил возле монастыря «Оптина пустынь» на берегу живописного озера. Его устраивали ОРЮРовцы, окормляемые РПЦЗ в Америке. Они привезли в Россию тот опыт скаутинга, который годами собирался в русской эмиграции.

В течение трех следующих лет летние лагеря проходили один за другим – вначале скаутский, затем лагерь Воскресной школы. Места выбирались исторические - Нилова пустынь на берегу о. Селигер, Флорищева пустынь под Нижним Новгородом, а затем Иосифо-Волоцкий монастырь. Сами палаточные лагеря располагались в лесу неподалеку от монастырей.

Летом 1995 года лагерь Воскресной школы благодаря братскому паломничеству в Латвию «перебрался» на новое место, куда затем неизменно приезжал в течение следующих семи лет – в небольшой латвийский городок Карсаву, расположенный почти на границе с Россией.

Цели и задачи таких лагерей, а также конкретные программы для их воплощения – это отдельная тема, которую, я надеюсь, удастся сделать общим достоянием силами педагогов, долгие годы живших совместной жизнью с детьми наших приходов.

Расскажу об одной смене латвийского лагеря в 1998 году, в котором мне пришлось быть старшей. И даже не о всей его жизни, а только об одной ее составляющей – игровой.

Даже если время каждого лагерного дня катится по расписанию и наполнено до краев множеством интересных дел, необходимо вначале дать такой творческий импульс общей жизни, который в те немногие дни лагерной смены соберет воедино всех, а потом останется в памяти сердца и ума. Как правило, это была игра, и при том, каждый год совершенно иная, не похожая на предыдущие, иначе было бы неинтересно и нам, педагогам, и тем детям, которые вдруг бы попали а этот повтор. Надо сказать, что последние два года наших лагерей мы стали обходиться без таких цикловых игр, однако, вдохновение не ушло и акценты общей жизни переместились на другое. В жизнь лагеря вошло, например, ночное факельное шествие по Карсаве, тщательнее готовили спектакли для города, а еще ездили с ними в детские дома под Лудзу и в Мадону. Но все же, года с такими цикловыми играми остались в памяти яркими страницами и вспоминались как время большего горения.

Нарнийская смена




Точных цифр я сейчас не помню, но в начале июля в Карсаву приехало около 40 детей и 25 взрослых.
В первой смене 1998 года мы играли в Нарнию. Среди приехавших детей практически не было тех, кто не знал бы этой волшебной страны из сказок К. Льюиса. Мир Нарнии насколько сказочен, настолько и правдив. В моей группе воскресной школы, готовя одного мальчика к крещению, мы читали, проживали, играли в ролях историю Юстеса из «Плавания на край света», и я не представляю, что может лучше приблизить ребенка к понимаю сути этого таинства. В прошедшие годы мы многократно обращались к этим замечательным и любимым книгам. И теперь нам предстояло окунуться в этот мир. И еще одно было важно, - в лагере собрались дети, которые уже давно умели и любили играть. Позади остались скепсис, недоверие, скованность, - игра предвкушалась с радостью и энтузиазмом.

«Затравку» давали взрослые на следующий день после освящения и открытия лагеря. В сторожке, битком набитой детьми и взрослыми, разыгрывалась сцена попадания Юстеса, Люси и Эдмунда из нашего мира в Нарнию. В этот раз она открылась им через ожившую картину с парусным кораблем, несущимся в пенном море. Белая простыня, отгораживавшая угол комнаты, служила стеной с теневым изображением парусника, который в разгар перепалки о нем вдруг начинал раскачиваться, увеличиваться в размерах. И неожиданно раздавался все заполняющий шум моря с криками чаек (есть такие аудиозаписи звуков моря), падал угол простыни, превращаясь в косой парус, - казалось, море ворвалось в нашу комнату, а мы все вместе с героями оказались на палубе корабля, где стоял юный король Нарнии и трубил в рог. По звуку этого рога, когда-то подаренного им самим Асланом, могла прийти помощь Нарнии от обитателей нашего мира, и обязательно, детей (для этой цели был припасен настоящий, берестяной, северный рог). Расходились все взбудораженные и уже захваченные волшебным миром, нужно было ждать продолжения.


Ткань игры органично вплеталась в повседневную жизнь лагеря, приключения начинались всегда неожиданно, но только по зову рога. На краю поляны были построены ворота из двух склоненных друг к другу березок и обвитых цветными лентами, пройдя через которые, мы все вместе, взявшись за руки, входили в пространство игры.


И не один раз, уже получив очередное задание с конкретными местными ориентирами, отдельные хитрецы пытались пойти на разведку и что-то выяснить заранее, - но нет, все означенное существовало только в настоящей Нарнии, а не в нашем мире. Все перипетии игры я описывать не стану, только заключительную часть – главные испытания трем разным по возрасту группам детей. В случае преодоления серьезных трудностей и победы их ждала честь занять три нарнийских трона (четвертый был оставлен для следующей смены) и королевский пир, приуроченный к окончанию лагеря.


Игра игре рознь. Можно играть так, что, даже совершая усилия ума и воли, ты обречен на плановый хеппи-энд, т.е. создается только иллюзия свободы, т.к. любые дорожки ведут к одному финалу. Но не такова Нарния, в ней победить воинство злой королевы можно только совершая настоящие поступки. И для нас важно было держаться не за сюжетные ходы льюисовских героев, а соблюсти их дух.

Итак, каждая группа должна была принести старцу - отшельнику по некой волшебной вещи: малыши – золотое яблоко, вторая группа – дерево молодости, а старшие – звездный огонь.


Поход за золотым райским яблоком


Утром пасмурного дня с картой, добытой тоже не без труда, в поход вышла группа ребят 7 – 10-летнего возраста со взрослыми. Дорога вначале была знакомая – к речке, и, пройдя часть пути, в кустах ребята заметили какое-то странное существо, которое оказалось приветливым фавном, затеявшим с ними разные игры (но по смыслу все они были направлены на совместное действие). Узнав, зачем они вышли в путь, фавн дал важный совет, – идти только вместе, держась за руки, иначе можно не выдержать испытаний.



И вот дальше по дорожке потянулась длинная цепочка детей и взрослых.



А еще через некоторое время им на пути попалась красивая женщина под черной вуалью, которая стала рассказывать о своем одиночестве и просить пойти с ней в ее дом неподалеку, где много вкусных сладостей и яблок в том числе. А в доказательство она протянула изумительную коробку с цветным рахат-лукумом (конечно же, припасенную из Москвы), но вот только угощаться может лишь тот, кто согласится пойти с ней. Глаза детей были неотступно прикованы к коробке, но руки! – руки оказались занятыми, – держали другие руки. И, вспомнив наказ, – все делать только вместе, ребята отказались от заманчивого предложения и двинулись дальше.



Среди них был Вадик, который своим нытьем и бурчанием (идти вперед, а не в хороводе, взявшись за руки, совсем не просто – попробуйте!) успел некоторым надоесть, и на него сыпались нелестные замечания. Тому надоело, он вдруг остановился и сказал:- все, дальше с вами не пойду, а догоню-ка я ту женщину с рахат-лукумом, - и ушел в обратную сторону. Не все сразу осознали катастрофичность положения, а осознав, поняли, что именно это и произошло когда-то с Эдмунтом, - на предательство его спровоцировала грубость старшего брата Питера. Кто-то из ребят закричал: - Вадик, прости, прости нас. Но Вадик продолжал удаляться. Тогда несколько человек бросились за ним вдогонку. Обернувшись и увидев это, Вадик тоже побежал, и стало ясно, что это бесполезное дело. Что же делать? И ребята решают, - надо молиться. И все вместе запевают «Богородице, Дево, радуйся…», и еще, и еще.. Как всегда страшно бывает в таких случаях – страшно профанировать молитву, превратить ее в пустую форму. Но то, что произошло дальше, оправдало всех, – шаги Вадика стали замедляться, замедляться, и он остановился. А потом повернулся… и пошел назад. Его приняли с радостью, попросили прощения, и путь продолжился. Но он не был коротким, и все успели устать, прежде чем вошли в лес, где должна была расти волшебная яблоня. Вадик снова вошел в фазу противления, и тут один из пап, а взрослые часто начинают играть пуще детей, отозвал Вадика в сторону и сказал: - ну что ты выступаешь, не хочешь играть сам, не мешай другим. А тот после этих слов повернулся и ушел, и всем стало ясно, что теперь его ничем не вернешь.

Понурые и подавленные ребята дошли последние шаги к цели, - не уходить же назад! – нашли и сорвали действительно огромное и красивое райское яблоко.


Заморосил дождь подстать настроению бредущих назад детей. Вот они вышли на дорогу, и вдруг увидели идущего к ним Вадика, - он не смог уйти совсем! Подойдя, он сказал: - простите меня! Я так много сегодня всего пережил, пожалуйста, дайте мне понести это яблоко и вручить его отшельнику, - и добрые дети отдали золотое яблоко ему в руки.


Провальное «дерево молодости»



Тем же утром, но только еще раньше, на поиски древа молодости ушла вторая группа ребят.
Их повел Костя М., которому, как опытному туристу, было поручено составить маршрут посложнее, с реальными физическими трудностями пути, с очевидностью предполагая, что ребята должны помочь друг другу все преодолеть и найти деревце, которое нужно было вырыть и принести в лагерь. Но получилось так, что Костя решил, что дойти до цели - это удел немногих достойных.

Шли часы, от них не было никаких вестей, и мы начали волноваться. Вот уже прошел обед, и тут по одному стали появляться отдельные сумрачные личности из отряда, которых, как не выдержавших испытаний, Костя отправлял назад. Кто-то забоялся идти через топкое болото, кто-то начал роптать от усталости и т.д. Мы с Верой Каринской отлавливали «неудачников» на входе в лагерь и как могли, «реанимировали» их, недоумевая, как же такое случилось. Но вот пришла и группа победителей, неся выкопанный дуб, ну не дуб, а дубок, но с корневой системой и землей это составляло немалый вес, с которым нужно было пройти более 10 км. Всех накормили, дали передохнуть, и отряд собрался на самое главное, - о. Виктор благословил посадить деревце перед храмом на поляне. Группа смогла вновь собраться вместе и как-то залечить раны этого дня. Этот дубок и сегодня шелестит своими листьями перед храмом.


Звездный огонь


Эта история полнее всего осталась в моей памяти, т.к. я была ее непосредственной участницей.
Старшая группа ребят подросткового возраста была в моем ведении. Каждый отряд выбирал для себя какой-нибудь нарнийский образ сказочного народонаселения, мои выбрали для себя охлотопов, и это было очень адекватно их умонастроению в тот период жизни.


Это автопортрет предводителя охлотопов. Охлотопы – это такой народец, который жил на одном из островов под присмотром волшебника, и пребывал в состоянии восхищения собой и своим предводителем, но очень бестолковый и настырный. Они так надоели волшебнику, что он сделал их невидимыми, их можно было только услышать – они передвигались, скача на одной ноге с огромной ступней. В их имени соединились два слова – однотопы и охломоны. Вот в этом образе и пребывал мой отряд в лагере. Они радовались жизни, своей сплоченности, сочинили гимн охлотопов, танец. Но настало время испытаний и для них, и я беспокоилась, - что будет?


В свой путь они выходили последними в этот день, почти ночью, т.к. предметом их поисков был огонь. В последний момент перед уходом с ними попросился Эдик, один из невыдержавших испытания на выносливость еще днем и ходивший потерянным по лагерю. Его милостиво взяли, не подозревая, какая роль ему уготована этим вечером. Отряд отправился по темным улицам Карсавы, предварительно найдя путеводитель в виде бус, где каждый род бусин диктовал повороты, остановки и т.д. На пути им встретился человек с огнем, который они с легкостью решили принять за искомый - звездный, и в наказание у них были отобраны фонари. Это только добавило им остроты и веселья похода. И вот, когда бусы пришли к концу, им предстал ангел (должна сказать, что это была я в соответствующих одеяниях. Стоя в таком виде посреди карсовской улицы, я молилась, чтобы никто из местных жителей на вышел на меня в ответственный момент). Не позволив никаких шуток на свой счет, ангел потребовал от них одного человека, который добровольно согласился бы прекратить поиск и вернуться в лагерь, а взамен предложил остаток бус до конца пути. Это был рискованный шаг, здесь мы все вместе вступали на воду непредсказуемости. Предводитель охлотопов начал было ерничать в том духе, что сам я не могу уйти, т.к., дескать – глава, а этот – мой главный заместитель, а этот – главный штурман, а этот - увеселитель и т.д. А вот тут есть среди нас Эдик, - вот его можете забрать. Ангел был суров, и потребовал жертвы чистой, т.е. добровольной. Вышла заминка. Как потом мне говорила Наташа Т., что она просто разрывалась от желания принести эту жертву и понимала, что не может, т.к. ну очень хочется идти дальше вместе со всеми. Эти мучения были написаны не только на ее лице. Но тут Эдик вдруг говорит: - ну ладно, я уйду. Однако, ангел чувствовал, что принять это невозможно. Стояла тишина, и в ней зрело что-то настоящее. И когда Эдик вторично сказал:- я готов уйти, - это уже было тем, что делало возможным соблюдение условий обмена.

Довольная группа получила обрывок указующих бус, и мы двинулись в противоположные стороны – они в одну, а ангел с Эдиком - в противоположную. Мы молча шли по темным улицам города, и было невозможным разрушить пространство чего-то сказочного и необычного. Как на следующий день выяснилось, Эдик даже совсем не понимал, где мы находимся, хотя все эти дороги были за время лагеря исхожены вдоль и поперек. И вдруг на нас из подворотни с лаем выскочила огромная собака. Ничего ужаснее для Эдика не могло быть, т.к. в предыдущем лагере, когда мы ездили в гости на один хутор, он без разрешения влез в сарай, не услышав, что туда ходить не следует, т.к. хозяева там привязали своего злющего пса. И мы услышали душераздирающий крик Эдика, которому собака серьезно повредила ногу, так, что остаток лагеря он провел лежа. Это имело свои плюсы, т.к. его отряд собирался только возле его постели, Эдика жалели, старались всячески радовать, и он из бунтующего против всех превратился почти в свою противоположность.

И вот теперь к нам бежал грозно рычащий пес. Эдик затрясся от страха, но ангел (я так думаю, что с нами действительно шел ангел) сказал ему – не бойся, ты забыл, с кем ты идешь? А псу ангел сказал – иди домой, - и пес умолк и послушно повернул к своему дому. А мы продолжили свой путь, который привел нас в рощу рядом с лагерем, а там…

А там стояла прекрасная дочь звезды и держала в руках горящую лампаду. Это и был звездный огонь – в том не могло быть сомнений! Его она и вручила буквально онемевшему Эдику. Через несколько минут в это место с топотом пришла группа охлотопов. Надо отдать должное ребятам, т.к. увидев эту безмолвную картину – деву, «ангела» и замершего Эдика с лампадой в руках, они смиренно приняли этот исход, и кто-то со вздохом сказал вслух: Эдик это заслужил.

Все вместе тихо вернулись в лагерь. Несмотря на поздний час, о. Виктор разрешил взять ключи от храма и возжечь от добытого огня одну лампаду, чтобы сохранить его до заключительного праздника следующего дня. А Эдик подошел ко мне с лампадой в руках и попросил:- можно я возьму ее с собой в палатку, и я не смогла ему отказать – и ночью в его палатке теплился этот звездный огонек.

А на следующий день на общем сборе нарнийцев звучали торжественные слова, которые по поручению Аслана произносил мудрый кентавр: - По дару Аслана, по избранию, по праву и по завоеванию коронуется Демициан над Северными землями и равниной Фонарного столба в титуле лорда Кэр-Паравелла и в звании рыцаря ордена Золотого яблока, коронуется Митиан…. и Пашан….

А затем короли принимали присягу:
- скажи мне, можешь ли ты быть честным и милостивым к своим подданным?
- ты можешь не делить ни детей, ни зверей на любимых и нелюбимых?
- можешь помешать одним подчинять или мучить других?
- можешь ли воспитать своих детей и внуков так, чтобы они соблюдали все, сказанное выше?

И на каждый вопрос звонкие детские голоса отвечали – да!
Будет ли это так в их жизни, вспомнится ли ими эта принесенная присяга?..
И слова, серьезно сказанные кентавром: - «помните, быть королем – это значит идти первым в самый страшный бой и отступать последним, а когда бывает неурожай – надевать самые парадные одежды и смеяться как можно громче за самой скудной трапезой во всей стране». Вот только серьезность время от времени нарушала задняя часть кентавра, которая некстати двигалась автономно от его передней.


А потом был небывалый по красоте и изысканности блюд пир. И конечно же, в этот вечер и в эту прощальную ночь у костра Господь разогнал над нами тучи и усеял небо звездами, как драгоценными камнями.

все фото А.Клейменова

Tags: Латвия, церковная жизнь с детьми
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments